2019 №3-4 - перейти к содержанию номера...

Постоянный адрес этой страницы - https://nppir.ru/04np319.html


Ссылка для цитирования этой статьи:

Алимова Н.К. Пять самых цитируемых статей журнала Learned Publishing // Научная периодика: проблемы и решения, 2019 №3-4, https://nppir.ru/04NP319.html (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.


Пять самых цитируемых статей журнала Learned Publishing

Learned Publishing — это журнал Ассоциации ученых и профессиональных издателей (Learned and Professional Society Publishers (ALPSP). Журнал является преемником бюллетеня ALPSP, основанного в 1977 году. Learned Publishing — это крупный международный журнал, наполненный последними идеями и информированным мнением, чтобы помочь вам максимизировать новые возможности.

Learned Publishing — это крупный международный журнал, наполненный новейшими идеями по всем аспектам научной издательской деятельности. За последние 30 лет журнал приобрел репутацию авторитетного источника информации о научных публикациях. Публикуемый ежеквартально, он содержит оригинальные исследования и отчеты о крупных инициативах и отраслевых разработках со всего мира.

Главный редактор журнала – Пиппа Смарт (Великобритания).

Ниже приведен список наиболее цитируемых статей, основанный на цитатах, опубликованных за последние три года, согласно CrossRef

1. Самая цитируемая статья журнала была опубликована 01 июля 2010 года: Arif E. JINHA Article 50 million: an estimate of the number of scholarly articles in existence (50 миллионов: примерное количество существующих научных статей).

Статья была процитирована была процитирована 142 раза.

Автор статьи – Arif E. JINHA канадский ученый из  Оттавского университета

Автор отмечает, что начиная с первой модели современного журнала Le Journal des Sçavans, опубликованного во Франции в 1665, а затем и Philosophical Transactions, опубликованными королевским обществом (Royal Society) в Лондоне годом позже, число действующих научных журналов стабильно увеличивается. К 2006 году по грубым подсчетам насчитывалось 23 750 журналов. Существует прямая взаимосвязь между исследователями, журналами и статьями. Бьорк и др. (Björk et. al) утверждали, что изменения в динамике исследований (или анализа) научных публикаций, спровоцированные революцией в области коммуникаций, сделали саму статью актуальной сегодня, как базовую молекулярную единицу распространения исследования.

Тенопир и Кинг (Tenopir and King) оценили глобальный годовой объем публикаций в 1 миллион статей на рубеже двадцатого века. Расчеты основаны на эмпирических данных о количестве активных исследователей и среднем объеме исследований на автора исследования.

Автор подчеркивает сложность подсчета количества научных журналов и статей.  На форуме AMSCI была выражена обеспокоенность тем, что огромное количество небольших журналов, особенно издающихся на других языках, и публикующихся в экономически развитых странах, с большей вероятностью будут исключены, что приведет к искаженному взгляду на мир научной публикации, и к недооцененности его размеров.

Методы

Расчеты основаны на измерении глобального публикаций в 2006 году, которые представили Бьорк и др., опираясь на предположение, что Мейб, Уэйр (Ware), Мейб и Амин, а также Тенопир и Кинг правы в том, что сообщают о стабильном увеличении числа исследователей, журналов и статей за три столетия. В то время как по данным, представленным авторами, темпы роста числа журналов составляют в среднем 3,26%, Уэр сообщает о росте выпуска статей примерно 3% в год, что дает удвоение чуть менее, чем за 24 года.

В статье выбран 1726 год в качестве начального года для наших расчетов, поскольку он соответствует началу линии устойчивого роста журналов. Расчеты проводились на основе данных базы Ulrich’s.

Результаты

Данный метод позволил получить результаты в 50 миллионов статей к концу 2008 года, причем ожидается, что в 2009 году эта цифра превысит 50 миллионов. Фактически, год, в котором сумма всех научных статей превысила 50 миллионов, не может быть точно определен, но мы может сообщить, что этот результат является первой оценкой, которая следует из текущих данных об общем количестве всех научных статей, которые существовали на момент написания в 2009 году и публикации в 2010 году. Автор с юмором отмечает, что эта статья могла стать 50-миллионной!

Предполагаемая общая сумма на 31 декабря 2008 года = 49 234 626.

Предполагаемая общая сумма на 31 декабря 2009 года = 50 712 009.

Воспроизводя расчеты Björk et al. и используя поисковые термины «академический/научный» (Academic/Scholarly), «рецензируемый» (Refereed) и «действующий» (Active) в базе Ulrich’s, общее количество действующих журналов за 2009 год составляет 26 406.

Обсуждение и вывод

Оценка общего количества научных статей, которые существуют в мире, является приблизительной, а не точной цифрой. Тем не менее, исследование размера, роста и состава глобального научного ресурса продвинулось вперед в этом десятилетии. Мы можем более точно определить глобальный годовой объем научного ресурса благодаря нашему пониманию (i) взаимосвязи между количеством исследователей, журналов и статей; (ii) ежегодными темпами роста числа действующих изданий и количества опубликованных статей; (iii) отношений между журналами, проиндексированными в ISI, и не проиндексированными в ISI; и (iv) усовершенствованием системы классификации Ulrich’s. Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить надежность каждого из отношений и, полноту базы данных Ulrich’s.

50 миллионов статей в рецензируемых журналах- это впечатляющее наследие и мощный ресурс для человечества. Для управления данным ресурсом таким образом, чтобы он был справедливым, полезным и устойчивым, нам было бы полезно постоянно интересоваться тем, где мы находимся с точки зрения доступа, оцифровки, поиска и индексации, а также сохранения этой глобальной библиотеки знаний.

2. Статья Social media use in the research workflow (Использование социальных сетей для исследовательских целей), была опубликована в июле 2011 года, и собрала с тех пор 104 цитирования.

Статья подготовлена авторским коллективом из Издательский центра КИБЕР, Университетского колледжа, Лондон, Великобритания: Ian ROWLANDS,  David NICHOLAS,  Bill RUSSELL,  Nicholas CANTY,  Anthony WATKINSON.

В статье сообщается о крупном международном опросе, охватывающем 2000 ученых, которые изучали использование социальных сетей в исследовательском процессе. Исследование показало, что социальные медиа нашли серьезное применение на всех этапах жизненного цикла исследования, от выявления возможностей исследования до распространения результатов в конце. Тремя наиболее популярными инструментами социальных сетей в исследовательской среде были инструменты для совместной разработки, конференц-связи и планирования встреч. Наиболее известными используемыми брендами, как правило, являются устоявшиеся технологии или известные бренды, такие как Twitter. Возраст не является оптимальным прогностическим параметром использования социальных сетей. Социальные сети широко используются учеными в области гуманитарных и социальных наук. Журналы, материалы конференций, редакторские книги, все также остаются ключевыми средствами распространения исследования, при этом ценятся и институциональные репозитории, однако социальные сети стали дополнительным каналом для распространения и поиска исследований.

Определяя масштабы данного исследовательского проекта, авторы хотели понять, как и где социальные сети оказывают положительное или отрицательное влияние на жизненный цикл исследования, так как финансово зависимые организации делают упор на эффективность и результативность исследований. На протяжении трех лет проводился опрос фокус-групп редакторов и авторов от лица озадаченных издателей, о влиянии социальных сетей, и ответ всегда был: “не очень хорошее”. Однако, в последних опросах было замечены колоссальные изменения. Исследователи перешли от полного скептицизма к частичному, в дальнейшем исключив скептицизм вовсе. В то время как три года (2008 г. – прим. редактора) назад было модно порицать социальные сети, сейчас стало модно прислушиваться к ним и хвалить.

Наиболее развитые инструменты (инструменты для совместной работы, конференц-связи и планирования встреч) являются самыми популярными. Такие инструменты как микроблоггинг и инструменты тегов самые новые из представленных категорий, так что можно предположить, что они еще не достигли своего максимального потенциала, и соответственно они являются менее популярными (по крайней мере в настоящий момент).

Что касается отдельных брендов, упомянутых в категориях инструментов социальных сетей, то практически половина (47%) тех, кто использовал инструменты для совместной работы над документами, использовали Google документы (Google Docs), демонстрируя тем самым явную силу и популярность бренда Google. Для конференц-связи, большинство исследователей используют Скайп (Skype) 78% опрошенных). После Скайпа, большинство упоминаний получили такие инструменты как обмен моментальными сообщениями и чаты: Google Talk, MSN, и Yahoo Messenger, а Google Calendar (38%) и Doodle (35%) были двумя наиболее часто используемыми инструментами планирования.

Facebook, безусловно был самым популярным инструментом социальных сетей. 41% использовавших социальные сети, пользовались Facebook. Вторым по популярности инструментом стал LinkedIn. Facebook использовали более молодые участники исследования, в то время как LinkedIn использовали люди старшего поколения. В категории микроблоггинг самым популярным инструментом стал Twitter, и это неудивительно, учитывая, что доступные инструменты блоггинга не так разнообразны, по сравнению другими формами социальных сетей. Таким образом, 93% опрошенных использовали Twitter в категории микроблоггинг. Некоторые исследователи сообщали об использовании Twitter на конференциях.

Хотя все рассмотренные инструменты нашли свое место в жизненном цикле исследовательской деятельности, большинство исследователей (63%), использующих социальные сети, пользовались инструментами из одной или двух категорий, и только малая часть использовала инструменты из всех перечисленных категорий.

В статье авторы сравнивают исследователей, не пользующихся социальными сетями с исследователями, использующими инструменты социальных сетей. Так основными пользователями социальных сетей стали ученые естественных наук.

Основная разница между молодыми исследователями и исследователями старше — это страсть к социальным сетям у молодых. Для них это нечто большее, чем просто использование, это также про философию и культуру.

3. Статья Beyond authorship: attribution, contribution, collaboration, and credit (Помимо авторства (или Не только авторство): авторское право, авторский вклад, сотрудничество и роли авторов.), была опубликована в апреле 2015 года и собрала 46 цитирований.

Статья подготовлена авторским коллективом из США: Amy Brand, Liz Allen, Micah Altman,  Marjorie Hlava,  Jo Scott.

Авторы отмечают, что большинство исследователей, написавших статьи для публикации в соавторстве, будь то с одним сотрудником или с двадцатью, оказались втянутыми в спор по поводу порядка, в котором имена авторов появляются в заголовке. И каждый издатель журнала, крупный или мелкий, регулярно имеет дело со случаями авторского спора. В 1930-е годы среднее число сотрудников, работавших над научными работами, составляло примерно два человека, и это число оставалось неизменным в течение последующих четырех десятилетий. Авторство и коллективность резко изменились с 1970-х годов, и рост мультиавторства ускорился, движимый как академическими системами вознаграждения, так и простотой сотрудничества в эпоху Интернета. К 2000 году среднее число авторов статей, опубликованных в ведущих медицинских журналах, составляло семь человек. До 1975 года максимальное число авторов, связанных с какой-либо статьей в MEDLINE, составляло 38,3, тогда как сегодня в научных публикациях нередко перечисляются сотни или тысячи авторов.

В то же время междисциплинарное сотрудничество расширилось, и в настоящее время другие формы научной продукции, включая данные и программное обеспечение, публикуются в доступной для цитирования форме. Некоторые из этих новых научных коллабораций могут привлечь сотни тысяч именованных участников.

Проблемы, связанные с авторством, от споров до откровенных проступков, нарастают. Почему же тогда мы упорно придерживаемся практики приписывания научных достижений, которые не в состоянии уловить истинную природу лежащего в их основе сотрудничества-или, точнее, того, кто что сделал? Это не значит, что ставки здесь несущественны. Тот, кто получает кредит за открытие или создание нового знания, оказывают огромное влияние на жизнь людей. Это влияет на карьерный рост и пребывание в академической сфере, а также на прозрачность и целостность постоянной исследовательской документации.

Когда есть несколько авторов, мы склонны полагаться на порядок, в котором перечислены имена, чтобы сделать вывод о ведущем вкладе, но на самом деле нет последовательных методов упорядочения имен от одного поля к другому.

В таких областях, как экономика, где порядок имен по умолчанию алфавитный, и обычно предполагается, что все авторы вносят одинаковый вклад, у исследователя несколько больше шансов получить должность или выиграть престижную премию, если фамилия начинается с буквы раньше в алфавите.

В научных областях, где авторы располагаются без алфавитного порядка, решения о ведущем авторстве могут быть особенно спорными. То, как мы распределяем кредит для совместных работ сегодня, очень субъективно, открыто для злоупотреблений и часто определяется больше политикой лаборатории или старшинством, чем реальными усилиями или вкладом. В таких ситуациях младшие исследователи, для которых репутационные ставки особенно высоки, и те, кто вносит нетрадиционный вклад в исследования, например в виде данных или программного кода, как правило, теряют большую часть признания, которого они заслуживают.

Отдельный, но связанный с этим вопрос касается того, какими качествами обладает индивидуальный авторский коллектив, и это тоже часто оспаривается.

Будь то с точки зрения кредита или подотчетности, очевидно, что нам нужна лучшая система представления коллаборативного вклада в опубликованные работы.

Некоторые издательства, такие как Американская ассоциация исследований рака (AACR), и публичная научная библиотека (PLOS), просят авторов выбирать роли из заранее составленного списка. Другие, такие как Nature, приглашают или требуют заявления о свободном тексте, но многие издатели, собирающие информацию о роли от авторов, даже не публикуют ее.

В статье авторы предлагают высокоуровневую классификацию разнообразных ролей, выполняемых в работе, ведущей к опубликованным результатам исследований в области естественных наук, цель которой обеспечить прозрачность вклада в публикуемые научные труды, обеспечить возможность совершенствования систем атрибуции, кредитования и подотчетности. Классификация включает в себя традиционные авторские роли, но не ограничивается ими. То есть эти роли не предназначены для определения того, что представляет собой авторство. Скорее всего, эти роли предназначены для применения ко всем тем, кто вносит свой вклад в исследования, которые приводят к научным опубликованным работам, и рекомендуется, чтобы все отмеченные авторы были перечислены.

Отдельный участник может быть назначен нескольким ролям, и данная роль может быть назначена нескольким участникам. Когда есть несколько человек, выполняющих одну и ту же роль, степень вклада может быть необязательно определена как «ведущая», «равная» или «поддерживающая». Рекомендуется, чтобы соответствующие авторы взяли на себя ответственность за назначение ролей, и чтобы всем участникам была предоставлена возможность ознакомиться с ними.

Чего всего научному издательскому сообществу не хватает координации усилий по описанию авторского вклада. В отсутствие стандартизации и координации информация о вкладе, которую издатели, возможно, уже собирают, не попадает в сеть метаданных, лежащую в основе наших систем цитирования и кредитования. То, что нам нужно это контролируемый словарь ролей авторов и механизмов для захвата тегов вкладов в экосистеме научных метаданных.

Представьте, что издатели собирают структурированную информацию о вкладе в стандартном формате. Представьте себе, например, что эта информация связана со статьей DOI, через CrossRef, и с идентификаторами авторов ORCID. Тогда у нас была бы инфраструктура, позволяющая отслеживать не только тех, кто является автором тех или иных публикаций, но и тех, кто вносит свой вклад в каждую публикацию, в которой человек назван автором. При наличии такой инфраструктуры в конечном итоге можно было бы разработать более точные, ориентированные на автора инструменты отслеживания кредитов и воздействия, на которые бы не влиял порядок следования имен авторов по строкам.

4. Статья ORCID: a system to uniquely identify researchers (ORCID: система для уникальной идентификации исследователей), была опубликована в октябре 2012 года и собрала 67 цитирований.

Статья подготовлена коллективом авторов в который вошли представители правления ORCID и  CrossRef: Laurel L. HAAK  Martin FENNER  Laura PAGLIONE  Ed PENTZ  Howard RATNER.

Авторы подчеркивают, что инициатива ORCID (Open Researcher &Contributor ID) — это международная, междисциплинарная, открытая и некоммерческая организация, созданная для решения проблемы неоднозначности имени исследователя в интересах всех заинтересованных сторон, включая исследовательские институты, финансирующие организации, издателей и самих исследователей. Основная миссия ORCID заключается в создании реестра постоянных уникальных идентификаторов для исследователей и ученых. Работа с заинтересованными сторонами по включению этих идентификаторов в рабочие процессы исследований, включая подачу рукописей, будет способствовать своевременному и полному присвоению атрибуции путем автоматизации связи между автором и исследованием.

В свою очередь, реестр ORCID может играть важную роль в поддержке усилий издательского сообщества, включая отчетность о конфликте интересов и признание роли автора. Использование идентификатора должно иметь явные преимущества, иначе он не будет принят. В ходе обсуждений со многими заинтересованными сторонами стало ясно, что простого предоставления уникального идентификатора будет недостаточно и что идентификатор ORCID должен быть интегрирован в исследовательские рабочие процессы и связан с информацией об исследовательской деятельности, такой как публикации, гранты, патенты и наборы данных.

В статье авторы перечисляют болевые точки для издателей и предлагают их решение с помощью ORCID.

Как и исследователи, издатели страдают от двусмысленности имен прямым и косвенным образом. На прямом пути находятся авторские базы данных, которые для многих журналов являются коллекциями повторяющихся записей, требующих значительных инвестиций для устранения неоднозначности и управления ею. Это, в свою очередь, влияет на способность понимать историю автора, выполнять точный поиск по имени, а также находить рецензентов и управлять ими. Еще одним болезненным моментом является обработка метаданных цитирования, которая без идентификаторов авторов требует ручного устранения неоднозначности для сопоставления авторов и статей. Возможно, чуть менее непосредственно, издатели сталкиваются с проблемами авторства на ежедневной основе. Кто должен быть включен в список авторов? Как можно надлежащим образом признать роль автора? Как издатели могут распознать ответственность автора? С этим связана отчетность о конфликте интересов. Кто должен сообщать о чем и в каком контексте? Очевидно, что существует роль центрального реестра, который пересекает дисциплины, рабочие места, секторы и национальные границы. Поддерживая связи между несколькими наборами данных-клиническими исследованиями, публикациями, патентами, наборами данных, — такой реестр становится коммутатором для исследователей и издателей в управлении распространением результатов исследований.

Уникальные идентификаторы авторов — это единственный способ решить эти проблемы. Чтобы быть эффективными, идентификаторы должны быть включены в несколько рабочих процессов издателя. Связывание уникального идентификатора с автором уменьшает количество повторяющихся учетных записей авторов и позволяет издателям обеспечить более точное представление о предыдущих работах и цитатах автора. Если дополнительные данные связаны с идентификатором, ассоциация с профилем автора может помочь автору заполнить форму подачи заявки, включая информацию о принадлежности.

Наилучшие виды практики

Для того чтобы любой идентификатор был эффективным, он должен быть широко принят научным сообществом –не только среди отдельных лиц, но и в точках соприкосновения: подача публикаций, депонирование наборов данных, заявки на исследовательские гранты и контракты, профили преподавателей и сотрудников, патентные заявки и т. д.

Интеграция ORCID/CrossRef

С самого начала системы CrossRef и ORCID были задуманы как взаимодополняющие инфраструктуры для уникальной идентификации исследователей и предоставления им возможности взаимодействовать со своими публикациями. Текущая система Cross-Ref для записи имен авторов не делает никаких усилий для нормализации или устранения двусмысленности имен. Это делает запросы на основе имени автора в системе невозможными с какой-либо значимой надежностью. Добавляя ORCID в CrossRef с метаданными публикации, издатель будет проверять связь между автором и публикацией, необходимую для обновления записи ORCID автора.

В заключение авторы подчеркивают, что создавая реестр для исследователей и работая с заинтересованными сторонами, чтобы связать цифровые исследовательские документы и другие материалы в этот реестр, ORCID стремится обеспечить высокое качество решения проблемы неоднозначности имен в научной коммуникации.

5. Статья Peer review: still king in the digital age (Экспертная оценка: все еще король в цифровую эпоху), была опубликована в январе 2015 года, и собрала 54 цитирования.

Статья подготовлена коллективом авторов из Томского государственного университета, Великобритании и США: David NICHOLAS, Anthony WATKINSON, Hamid R. JAMALI, Eti HERMAN, Carol TENOPIR, Rachel VOLENTINE,  Suzie ALLARD.  Kenneth LEVINE.

Статья представляет собой результаты международного проекта по изучению доверия в научной цифровой среде, проведённого для Фонда Альфреда П. Слоуна. В проекте исследовались взгляды и практика около 4000 академических исследователей. Формирующие этапы проекта были описаны ранее, и в данной статье, авторы сосредоточились на, вероятно, самом большом открытии проекта: экспертная оценка не только жива и работает, но, по-видимому, увеличивает свое влияние, несмотря на многие потенциальные (или придуманные) угрозы, создаваемые быстро разворачивающейся и охватывающей цифровой средой: угрозы, такие как социальные сети, новое информационное поведение и растущее число показателей доверия (например, импакт-факторы, использование alt-метрик).

Авторы отмечают, что без экспертной оценки возникает вопрос о том, могут ли исследователи эффективно ориентироваться в виртуальном научном мире. Имплицитное доверие, которое приходит с экспертной оценкой, очень эффективно для уменьшения сложности сегодняшней чрезмерно обильной научной информационной среды, потому что оно позволяет ученым принимать решения, не рассматривая сначала все возможные варианты развития событий. Важно понять, почему экспертная оценка оказалась столь эффективной, особенно когда тысячи академических исследователей в ходе опроса подвергли сомнению ее функционирование; предполагая, что пока он работает, он может работать лучше. И, что еще более важно, возможно, существуют различные мнения среди некоторых ключевых сообществ, которые заслуживают внимания, и особенно среди тех исследователей ранней карьеры, которые наиболее критичны из всех.

Данные, представленные в настоящем статье, взяты главным образом из международного анкетного опроса, который стал основным инструментом сбора данных для проекта Слоуна. Онлайн-опрос проводился в период с мая по июль 2013 года. Участникам были заданы вопросы, касающиеся их использования научной информации и привычек чтения, практики распространения информации, практики цитирования и личной демографии. На этот вопросник ответили 3650 исследователей, что сделало его одним из крупнейших опросов такого рода. Фокус-группы и индивидуальные интервью с более чем 150 британскими и американскими исследователями были использованы для расширения охвата вопросника и формулировки его вопросов. Данные фокус-групп и интервью также используются в настоящем документе для обеспечения контекста и объяснения данных опроса.

Авторы отметили ряд заслуг которыми обладает рецензирование по мнению опрошенных.

Судя по результатам опроса, экспертная оценка по-прежнему остается главным столпом доверия. Как объяснил один из респондентов, это обеспечивает «определенную степень уверенности в качестве продукта. Это показывает, что кто-то приложил усилия и что это было подтверждено сообществом ученых». Это знакомая, надежная и традиционная практика, и, как следствие, считается важным научным атрибутом, который позволяет исследователям искать, использовать, цитировать и распространять свои знания с уверенностью. С одной стороны, исследователи хотят публиковаться в журналах, которые имеют надежные механизмы рецензирования, и, с другой стороны, они чувствуют себя в безопасности, цитируя рецензируемые материалы.

Были выявлены еще две заслуги рецензирования:

  • экспертная оценка приводит к улучшению качества статьи. Предложения от рецензентов, обычно улучшают статью, даже если она отклоняется. Стоит обратиться к ведущим журналам, даже если у вас нет шансов быть принятым, просто чтобы получить качественную обратную связь;
  • рецензирование организуют издатели. Никто не хочет никаких изменений в договоренностях. Действительно, неоднократно подчеркивалось, что это действительно важная роль для издателей.

Также авторы указывают на недостатки экспертной оценки. Хотя существует сильная привязанность к экспертной оценке, большинство исследователей предваряют свое выражение доверия признанием того, что существуют проблемы с тем, как она проводится.

Основная критика рецензирования от участников опроса:

  • его медлительность. Многие авторы должны получить решение в течение нескольких месяцев, и многие никогда не получают его. Это, конечно, слабость, которой хищные издатели открытого доступа (OA) пользуются в полной мере (в своей рекламе, если не в реальности);
  • свободные руки редакторов. Редакторы считаются высшими судьями; поэтому они должны быть активными и не всегда прислушиваться к своим рецензентам – отменять их, если они чувствуют, что их рекомендации легковесны или неправильно понимают процесс рецензирования или статью. Редакторы также должны выступать в качестве выпускного клапана для процесса рецензирования, т. е. принятие некоторых спорных или вызывающих затруднения статей, которые могут быть заблокированы рецензентами;
  • в то время как исследователи находят традиционную систему экспертной оценки медленной, тяжеловесной, а иногда и интимной, они чувствуют, что она на самом деле приводит к лучшим работам. Никто не хочет никаких изменений, которые приведут к ослаблению экспертной оценки. На самом деле считается, что процент отклонений является признаком того, что система экспертной оценки работает должным образом;
  • переменное качество рецензирования. Респонденты объясняют это растущим давлением на рецензентов с целью быстрого завершения работы; как следствие, качество приносится в жертву.

Выводы

Рецензируемые журналы в еще большей степени являются местом, где исследователи предлагают свои законченные исследования, за исключением тех дисциплин, главным образом гуманитарных, где монографии иногда более уместны для более длинных «сообщений». Публикация в престижных рецензируемых журналах — это во многом основной способ завоевать репутацию, получить работу и получить продвижение по службе. И пока этого не произойдет, ничего не изменится.

Трансформация научной коммуникации (о которой много говорят в некоторых кругах) — это все еще что-то для будущего. Однако есть явные признаки того, что экспертной оценке в некоторых кругах меньше доверяют, и это особенно заметно среди молодых или начинающих исследователей. И было бы самоуспокоением сказать, что это когда-либо было так. Разница сейчас в том, что существуют альтернативные и легкодоступные формы коммуникации. Однако одна из вещей, которая поразила нас, заключалась в отсутствии какого-либо плана для преобразованной системы научной коммуникации, даже среди тех, кто сильно атаковал нынешнюю. Библиотекари и сторонники ОА говорят о новых системах, например, основанных на репозиториях или экспертной оценке из краудсорсинга, но ни один исследователь не упомянул о них как о составляющих будущее.

Обзор подготовлен Главным редактором журнала

«Научная периодика: проблемы и решения», Алимовой Н.К.

 


Уважаемые читатели! Комментарии к статьям принимаются на русском и английском языках.
Комментарии проходят премодерацию, и появляются на сайте после проверки редактором.
Комментарии, не имеющие отношения к тематике статьи, не публикуются.

Добавить комментарий